«ЛОВЦЫ». Секреты сицилийских охотников за мафиози

Вот уже много поколений мафия является неотъемлемой частью сицилийской жизни. И все это время полиция делает все возможное для того чтобы поймать и арестовать ее лидеров. Это работа элитного подразделения Catturandi, что означает “ловцы”. Увидеть этих ловцов можно лишь в тот момент, когда они арестовывают очередного мафиози. При этом они не зря называются людьми “без имени и без лица”: во время своих операций они носят маски, чтобы их было невозможно узнать.

Полиция демонстрирует фотографию арестованного главаря мафии Доменико Раккулья, который скрывался 15 лет

“Мы предпочитаем называть себя “львами”, потому что мы больше всего на них похожи: мы свободные, неприрученные и готовы атаковать в любой момент в этих джунглях”, – говорит сотрудник Catturandi, известный лишь как ИМД. Таких ловцов мафиози меньше 20 человек, и по вполне понятным причинам они предпочитают не привлекать к себе внимания.

“В прошлом нам приходили угрозы от преступников – например, нам домой присылали отрезанные козлиные головы. Это было не слишком приятно”, – говорит он.

В 90-е году ему также присылали фотографии номера его автомобиля, перечеркнутого красным крестом. Из-за подобных угроз некоторые из его коллег ушли из подразделения, но сам ИМД остался, и говорит, что со временем опасность того, что его убьют уменьшилась.

Джованни Бруска, арестованный ИМД и его коллегами

 Он говорит, что его коллеги (да и он сам) нередко чувствуют определенную эмоциональную близость с преступниками за которыми они следят. В некоторых случаях слежка и прослушивание разговоров подозреваемых длятся десятилетиями.

“Такое чувство, что ты живешь с этими людьми. Ты слышишь, как они делают детей, их семейные разговоры, видишь как растут их дети, и в конце концов их чувства, их эмоции становятся твоими”, – объясняет ИМД.

Среди прочих, они прослушивали разговоры в доме одного доктора в Палермо, который сейчас отбывает срок в тюрьме.

“Он был очень образованным человеком. Мы все неплохо изучили итальянскую литературу, слушая его. Мы даже записывали его слова, а потом покупали книги, о которых он говорил во время бесконечных лекций своим детям. Было такое ощущение, что мы слушаем программу по радио, и мы были потрясены его манерами, тем, как он думал, его интересными мыслями. Было очень трудно поверить, что он одновременно – мафиозо”.

ИМД говорит, что особенно трудно бывает после ареста подозреваемых. “Ты их больше не видишь – и психологически это очень сложно. Они были частью твоей ежедневной жизни, и их тебе начинает не хватать”.

Джованни Бруска был арестован в 1996 году…

…а Бернардо Провенцано – в 2006

За свои 20 лет работы в полиции ИМД принимал участие в арестах около 300 мафиози, в том числе и Джованни Бруска, который похитил и пытал 11-летнего сына другого мафиозо, который его предал. Бруска затем убил мальчика и растворил его тело в кислоте, чтобы родственники не смогли его похоронить.

В момент ареста, говорит ИМД, в голове крутится много мыслей: “Хочется задать этим людям много вопросов. Почему ты убивал? Почему ты сделал это с другим человеком?”

Но времени на разговоры практически нет, и ответов на свои вопросы ИМД так и не получает.

“Когда мы взяли Бруску по кличке Свинья, он стал плакать как маленький ребенок. А вот Провенцано – босс всех боссов – был спокоен и молчал, и лишь прошептал мне: “Ты не понимаешь, что ты делаешь”. Но мы их взяли, а это главное”.

Бруска сыграл главную роль в одном из преступлений, которое настолько возмутило ИМД, что он принял решение стать полицейским. 23 мая 1992 года мафия заложила полтонны взрывчатки под дорогой, ведущей в аэропорт Палермо, и взорвала Джованни Фальконе – главного судью, боровшегося с мафией. Позже стал известно, что Бруска лично нажал на кнопку устройства дистанционного управления.

“Я был на дне рождения моей подруги – ей исполнилось 18 лет, – вспоминает ИМД, который тогда был студентом на факультете биологии. – Ее отец был главой подразделения быстрого реагировании полиции Палермо, и когда взорвалась эта бомба, у всех полицейских на вечеринке зажужжали пейджеры, и все разошлись в слезах. Вот так началась взрослая жизнь этой девушки”.

ИМД сразу же захотел узнать, что происходит в городе, но когда понял, что дорога в аэропорт перекрыта, он поехал на своем мотоцикле в центр Палермо, посмотреть на реакцию людей.

 

Судья Фальконе, его жена и трое телохранителей погибли при взрыве

“Вот в этом месте, – говорит ИМД, показывая на небольшую пьяццу, – я увидел нескольких мужчин, которые смеялись, радовались и ели бутерброды. Я подошел к ним и сказал, что судья Фальконе убит. Они на меня посмотрели и сказали “А нам-то что?”.

“Я понял, что мне надо делать. На следующий день я записался в полицию, чтобы поймать как можно больше негодяев”, – вспоминает он.

В то время мало кто из сицилийцев хотел записываться в Catturandi, в основном потому, что работа эта была очень опасной, так что ИМД приняли с большой охотой.

“Большинство ваших знакомых перестают с вами разговаривать, или даже плюют вам в лицо, потому что быть полицейским считалось немыслимым предательством”, – поясняет он.

Он ушел из университета, и пока его бывшие сокурсники, как он говорит, “охотились за девушками в ночных клубах”, ИМД следил за Джованни Бруской и другими боссами мафии, как, например, Сальваторе “Тото” Риина, который приказал убить Фальконе.

Судья Фальконе (второй слева) и его телохранители во время визита в Марсель

Как-то раз, следя за Бруской, ИМД и один из его коллег оказались в Чинизи, небольшом городке близ Палермо. “Мы там заметили нескольких девушек и подошли к ним. Идея состояла в том, чтобы это выглядело естественно, чтобы у жителей Чинизи не возникло никаких подозрений. Само собой, это сработало. В итоге мы поймали беглеца, но мне потом пришлось на девушке жениться”, – смеется он.

Их встречи были необычными. Его подруга, ничего не зная о его работе, оказалась хорошей маскировкой.

“Вместо того чтобы идти тогда с подружкой, а теперь моей женой, на красивый пляж и целоваться при луне, я водил ее в ужасные места, в тупики, забросанные мусором, просто потому, что я следил за любовницей нашего беглеца. Мы начинали обниматься, а она меня спрашивала: “Почему именно тут?” – рассказывает он. – А после того как я провожал ее домой, я возвращался в офис и писал рапорты”.

 Неуловимый босс мафии Маттео Мессина Денаро

Раньше он говорил своим близким, что работает в отделе паспортов. Но когда он и его коллеги арестовали Бруску, по его словам, “весь город сидел перед телевизорами, и записывал новости на видео”.

“Когда моя жена, тогда еще подруга, увидела этих людей в масках, она заметила знакомую задницу, и позвонила мне. Я больше не мог скрывать правду. Я ей сказал: “Пожалуйста, не говори ничего бабушке, иначе об этом узнает весь свет”. Мне повезло, она сумела сохранить это в секрете”.

Сегодня полиция Италии больше всего хочет поймать Маттео Мессину Денаро, по кличке Дияболик, названного так в честь вора из комикса, которого никто не мог поймать. Он возглавляет сицилийскую мафию, и скрывается с 1993 года. По мнению полиции, он живет за границей, возможно, в Южной Америке.

В прошлом он хвастался, что мог бы “заполнить телами своих жертв целое кладбище”. В прошлом году стало известно, что он общается с другими преступниками при помощи кода, использующего термины из области овцеводства. В посланиях говорилось: “Пришло время стрижки овец”, или “Ножницы следует наточить”. Полиция арестовала 11 человек, но сам Денаро по-прежнему неуловим.

В 2011 году полиция обнародовала фотографию того, как, по их мнению, Денаро выглядит постаревшим. К тому времени ему было 49 лет

Хотя за последние 20 лет могущество мафиози в Сицилии заметно пошатнулось, она и сейчас представляет собой серьезную проблему. “Они знают, что больше не могут убивать людей как раньше, и сейчас вся система превратилась в сложную паутину интересов и связей. В этом замешаны политики, экономисты и вся структура сицилийского общества”, – говорит ИМД.

Некоторым, в особенности подросткам и туристам, мафия все еще кажется овеянной романтическим ореолом. В киосках в Палермо продаются футболки с афишей “Крестного отца”, зажигалки в форме пистолета, и статуэтки усатых людей с ружьем, прикрывающий рукой свой рот. На подставке написано Muto sugno – “Я немой”.

Один из таких киосков находится всего в одном квартале от Виа Д’Амелио – небольшого тупика, где 19 июля 1992 мафия взорвала еще одну бомбу, убив другого судью, Паоло Борселлино. Его уважительно называли “хорошим человеком Палермо”, за его борьбу с организованной преступностью.

“Эти киоски своего рода парадокс, как и весь город, – говорит ИМД. – Мы хотим быть такими же цивилизованными, как и весь мир, но при этом мы не можем отделаться от этого ужасного влечения к преступному миру”.

http://www.bbc.com

Комментирование на данный момент запрещено, но Вы можете оставить ссылку на Ваш сайт.

Комментарии закрыты.