“Плох стал наш климат этими скачками «вверх-вниз». Что происходит с нашей погодой

Может, для кого-то и не стоит нынешняя жара таких эмоций, но наш климат действительно поменялся не в лучшую сторону. Это уже не старые киевляне говорят — это сказала мне в Укргидромете доктор физико-математических наук, завотделом климата и долгосрочных прогнозов погоды УкрНИИгидрометеорологии Вазира Мартазинова. И пусть у нее на проспекте Науки так же жарко, как и везде. Пусть в кабинете Вазиры Файзуловны как раз во время нашей беседы «взорвался» огнетушитель — похоже, от жары, хотя на полу из последних сил крутится старенький вентилятор. Зато методики у нее в отделе самые современные. И свои ответы на мои вопросы она уж никак не приукрашивает.

ВИХРИ ВРАЖДЕБНЫЕ…

— Вазира Файзуловна, а все же, почему телепрогнозы такие разные?

— Сейчас у некоторых каналов свои синоптики. Не долго думая, берут интернетовские данные да и в «голом» виде, без адаптации — в эфир. Кто немецкие данные берет, кто английские — вот вам и разночтения.

— В результате все это выглядит, как гадание на кофейной гуще.

— Ну, у нас не гадание, а модели на математической основе. Рассчитываем, как будет меняться давление. Мы ведь от него и зависим. Сегодня жаркий день, да? Это антициклон, давление очень высокое. А когда циклон и низкое давление — за окном облачность до больших высот. Вам приходилось видеть, как надвигается атмосферный фронт, и все темнеет? Это и есть такой хороший, оформившийся циклон — тут и дожди, и град, и шквалы, и прочие неприятности.

— Циклоны — это вихри?

— И антициклоны тоже. Только крутятся в другую сторону. В атмосфере их очень много. Попадешь в серединку — вот где жарко! — 52 градуса выше нуля, помнится, кто-то обещал в начале лета?

У нас другая беда. Еще сколько-то дней назад среднесуточная температура была 21 градус. А после такого скачка, как сейчас, мы и жару сильнее чувствуем. Вот чем плох стал наш климат — этими «вверх-вниз». Я вам график покажу. Видите, июнь холодный? Потом в конце месяца прогрев и пик — плюс 32 градуса. А вот начало июля. Из холода вышли к 4-му числу. Стало жарко — и вдруг жара упала. Сейчас мы уже во второй ее полосе.

Мои знакомые врачи говорят: если человек все время адаптируется — хорошо для организма, тренируется иммунная система. Но не так же часто да не при таких пиках — мы не успеваем приспособиться!

— А раньше разве так не бывало?

— Раньше один антициклон мог стоять и месяц, и полтора. Сейчас они измельчали, а количество увеличилось — вот нас и трясет. Прогнозировать такие изменения очень сложно. Тем не менее это, в общем, удается. Во всем мире считается, что точность краткосрочных прогнозов удалось довести до 95%. Им уже можно доверять — во всяком случае, больше, чем лет 10—15 назад. Но — прогнозам Гидрометцентра. А вот другим — я бы побоялась. Не знаю, каково мастерство тех синоптиков, что берут прогнозы из Интернета. Но смотрю со стороны — ошибка на ошибке.

ЗОНТИКИ НА РАЗНЫЙ ФАСОН

— Сейчас еще люди боятся активного Солнца. Рак кожи и прочее.

— А чего бояться? Пик уже пройден, активность начинает снижаться. Но дело даже не в этом. Мы пришли к выводу, что при высокой солнечной активности больше поле высокого давления. То есть, проще говоря — открытое небо. Нам это не страшно, нас защищает озоновая прослойка. При пониженном давлении, как оказалось, она уменьшается — озон ведь входит в состав атмосферного воздуха, его так же «болтает», как и другие атмосферные образования. Однако в этом случае людей защищают облака. Понимаете? Природа же не глупая, она все очень хорошо устроила.

 Несколько лет назад у нас со страхом говорили про озоновые дыры над Арктикой и Антарктидой. Помню даже сообщение, что над некоторыми украинскими городами озоновый слой стал тоньше.

— Слой не может быть тоньше в одном месте. Озон ведь в живой атмосфере находится, где все взаимосвязано. А дыры у полюсов — нормальное явление. Там циркумполярные вихри, когда все до 11 километров и выше вращается в одном направлении. Конечно, должна дыра образоваться, как в любом циклоне. Мы еще в нашем отделе установили, что в годы активного Солнца атмосферные процессы сглажены. Было бы сейчас оно спокойное — вихри, шквалы и ураганы были бы куда сильнее.

— Когда-то известный ученый Чижевский утверждал, что на Земле от солнечных циклов прямо зависят и урожаи, и эпидемии, и много чего еще.

— Да, он это говорил. Но, знаете, это было давно. Климат за эти 50 лет поменялся. При Чижевском засухи были куда страшнее, потому что области высокого давления держались дольше. Отсюда и неурожаи. Сейчас все мельче и быстрей. В феврале бывает плюс 16!

— К тому, что климат поменялся, человек руку приложил?

— Об этом сейчас много спорят. Мое мнение: человечество, конечно, своего добавило. Но считать, что это все решило, нельзя. Имеет место естественный ход событий, глобальное потепление. Резкое изменение температуры воздуха наблюдается во всех регионах. За прошлый век — повышение почти на градус! Это очень много, и это дает страшные последствия: даже в местах, которые считаются экологически чистыми, появились онкологические заболевания.

— Это вы про рак кожи?

— И другие виды рака тоже. Я уверена, что это связано с изменением климата.

— А почему думаете, что связано?

— Ну, идет ведь не просто потепление. Магнитное поле Земли изменилось, поменялись многие другие параметры. Все это еще надо исследовать — геофизикам, метеорологам, астрономам. Выяснить, наконец, что же происходит. Я бы сказала, мы стоим на пороге открытия. Гипотезы уже есть — мы и активностью Солнца занимались, и напряженностью земной коры, и атмосферой. Думаю, во всем «виноваты» планетарные процессы между ядром Земли и космическим пространством.

ДРЕЙФУЕМ К ЕВРОПЕ

— Вазира Файзуловна, может, это действительно планетарные процессы, вам виднее. Но старых киевлян не переубедить: многие уверены, что в городе климат ухудшился после того, как появились водохранилища на Днепре. Влажность выросла…

— Конечно, добавка такая есть. Но — добавка, не больше. А что такое климат Киева? Мы же не можем отделить его от климата Украины. А Украины — от Европы и так далее. Практически за климат Украины всегда отвечали две составляющие: европейская ложбина, где шли неустойчивые процессы, и так называемый сибирский максимум. Морозные «отроги» от него доходили до нас каждой зимой и долго-долго стояли.

— Так мы и по части климата — между Европой и Россией?

— Конечно, это наше классическое — либо те процессы, либо эти. А зима в основном сибирским максимумом и определялась. Но он теперь до нас не дотягивается. А вот европейские процессы, наоборот, оказывают все большее влияние. Получается, мы дрейфуем к Европе. А вообще, киевлянам нечего грешить на свой климат. Он у нас самый лучший. То сухо, то сыро, потому и земля такая цветущая.

ВИД «С ДРУГОЙ СТОРОНЫ»

— Все же ошибки в прогнозах бывают и у профессиональных метеорологов, мы все этому свидетели. Зато время от времени появляются одиночки-любители, дающие «самые точные прогнозы». Как вы к ним относитесь?

— Никак. Они — наблюдатели как бы с другой стороны. По приметам пытаются определить погоду, по фазам Луны, по каким-то своим наблюдениям. Но вот мы берем вырезки из газет и пытаемся проверить их прогнозы так же жестко, как проверяют наши. Ну и что? Отдельные моменты совпадают, и люди, как правило, это запоминают. А когда смотришь по месяцам — точность очень низкая.

В 70-е годы был в Сибири такой Дьяков. Прогнозировал всяческие катаклизмы, скажем, на американском континенте, этим и жил. Но вот наступило жаркое лето 1972 года. Леса горели, дым стоял над городами. Дьяков дал долгосрочный прогноз — обещал сильные морозы на зиму. А морозов-то и не было! Зима оказалась очень теплой… Многие такие прогнозисты не знают метеорологии. А старинные приметы — они сейчас не работают.

— Но если климат поменялся, будут новые приметы. Ведь климат уже установился?

— В том-то и дело, что нет! Мы здесь считаем, что нынешний климат еще будет «дозревать».

— А пока нас будет все так же «болтать»?

— Что делать — за это время погодные условия не улучшатся, если не ухудшатся. Не настолько, чтобы паниковать, но все же. Это как человек — вот он бежит, ему надо отдышаться, прийти в себя. Отдохнул — и снова бежит. Другое дело — куда. Вот и с климатом так же: если он станет «бежать» в том же направлении, что и сейчас, потепление, естественно, будет продолжаться. Году к 2030 увидим, что получится. Если глобальная температура будет расти — плохо. Все экстремальные ситуации станут усиливаться. А если процесс повернет назад, то мы в таких условиях уже жили.

— Если все пойдет по худшему сценарию — как это будет выглядеть?

— Циклонические образования более компактные, а энергия, по сути, та же самая. Значит, будет много опасных явлений — сильные шквалы, смерчи, ураганы.

 Торнадо, как в Штатах?

— Не совсем, там же все это на водной глади формируется, но близко… Пока еще рано что-то говорить. А если все пойдет в сторону понижения — тоже интересно. Может, действительно, вернемся к зиме 40—50-х годов. Во время войны в Украине были сильнейшие морозы, и держались не один день, как сейчас. Вот минус 43 было в Борисполе. Но недолго, потому никто и не запомнил.

vedomosti.

 

Комментирование на данный момент запрещено, но Вы можете оставить ссылку на Ваш сайт.

Комментарии закрыты.