В случае разрушения днепровских плотин под воду уйдет 536 населенных пунктов

ДНЕПРОГЭС. Фото ВВП

Почти половина главной водной артерии Украины превратилась в непрерывный шестиступенчатый каскад рукотворных морей, угрожающе нависших над Киевом, сотнями других городов, поселков и сел. О возможности гидродинамических аварий размышляет заведующий отделом гидротехники украинского Института гидротехники и мелиорации, кандидат технических наук Дмитрий САВЧУК.

— Дмитрий Петрович, многих людей беспокоит состояние наших знаменитых рукотворных морей: все ли благополучно там с плотинами, нет ли в них трещин и свищей, вероятна ли возможность прорыва воды и затопления населенных пунктов?

— Вообще-то вода — серьезная штука. Мировая статистика свидетельствует: ежегодно на плотинах происходит 11—15 аварий. Одна из самых трагических катастроф прошлого столетия произошла в 1963 году в Италии на 262-метровой плотине Вайонт, когда в водохранилище в одночасье съехала располагавшаяся по соседству подмытая гора. Поднятая ею волна достигла 165 метров и перехлестнулась через гребень плотины. В нижнем бьефе возникла волна прорыва, которая за 15 минут снесла с лица земли несколько населенных пунктов, погибло более двух тысяч человек.

В 1972 году в Индии из-за «сверхнормативного» паводка разрушилась 26-метровая земляная плотина, вода унесла жизни почти двух тысяч человек. В  2000 году случилась еще одна беда: в Швейцарии, вблизи городка Гондо, произошел прорыв плотины, погибли 13 человек. Причина — обильный паводок.

А вследствие образования трещин были полностью разрушены плотины Зуни (высотой 21 м), Плезант (24 м), Апашипа (35 м) в США, Болан (134 м) в Пакистане и другие.

Но, конечно, самые поучительные уроки — наши собственные. Вспомним куреневскую трагедию в Киеве. Зловещая дамба находилась в верховьях Бабьего Яра и «висела» над городом на 60-метровой высоте. В ней добрый десяток лет накапливалась водно-глинистая пульпа — отходы киевских кирпичных заводов. Несмотря на то, что эту дамбу проектировали опытнейшие московские специалисты, 13 марта 1961 года она не выдержала. Гигантская грязевая лавина хлынула на Куреневку. Там она распласталась, но все равно оставалась опасно высокой — до пяти метров. Буквально за полчаса пульпа залила 30 гектаров городской территории. Поток серого глинистого ила крушил все на своем пути: деревья, столбы, ограды, переворачивал трамваи и автомашины, буквально глотал людей. По официальным данным, тогда погибли 147 человек, а по данным независимых экспертов — до 2,5 тысячи.

— Известно, что в 1983 году у нас полностью засекретили данные о прорыве дамбы отстойника Стебниковского химико-калийного комбината на Львовщине. О подробностях той трагедии мы почему-то узнали только из московских газет.

— Перестраховщиков у нас всегда хватало. Тогда в Днестр, который сотни лет поит население всей юго-западной Украины, попало 4,5 миллиона кубометров солевых рассолов, минерализация которых доходила до 350 граммов на литр. Этот выброс чуть не погубил прекрасную реку: на трассе «соленого языка» погибла вся рыба и прочая ихтиофауна. На несколько лет прекратился синтез органических веществ. Ситуацию спасло Днестровское водохранилище на Буковине, которое «перехватило» отравленные стоки.

Кстати, подобный прорыв плотины и выброс ядовитых цианидов золотодобывающего комбината произошел в конце января 2000 года в Румынии — вблизи города Байя-Маре. По притокам яд попал в Тису. Около 100 тысяч тонн растворов цианидов пронесло по этой пограничной реке: 40 километров — в Украине, 800 — в Венгрии, 150 — в Югославии. И затем все это попало в Дунай. Фактически пострадала крупная речная система, погибли тысячи тонн рыбы, возникли проблемы в межгосударственных отношениях.

— Приведенные вами, Дмитрий Петрович, факты свидетельствуют, что практически все плотины потенциально опасны. Как вы считаете, возможно что-либо подобное на Днепре?

— Прорывная волна высотой около 20 метров однажды уже образовалась на Днепрогэсе. Случилось это 18 августа 1941 года. Отступая, советские войска взорвали плотину. При этом разрушился ее верх, несколько «быков» и стальных затворов. Волна хлынула по руслу и через несколько километров распласталась в долине реки. На своем пути вода снесла причалы и дома на берегах, хлынула на остров Хортицу. И там погибло много советских солдат, которых, видимо по соображениям секретности, «забыли» предупредить о взрыве плотины.

Но это история, а вот сегодня, по мнению ученых-гидротехников, днепровские плотины имеют I и II класс капитальности — наивысшие среди имеющихся в мировой практике, что гарантирует их высокую нормативную надежность и безопасность. Однако постоянный напорный фронт воды высотой 17—37 метров, большая дополнительная водная нагрузка во время паводка и штормов, постепенное старение отдельных узлов и разные форс-мажорные обстоятельства обуславливают определенную потенциальную опасность прорыва и другие виды гидродинамических аварий. Наименьший уровень риска имеют бетонные гидроузлы — Каховский, Днепровский, Днепродзержинский.

— Что же все-таки может вызвать прорыв плотины?

— Прорывы могут возникнуть при размыве или разрушении плотин и дамб, переливе воды через гребень, при повреждении водосбрасывающих сооружений и тела плотины, чрезмерном перемещении сооружения, интенсивной береговой (боковой) или донной фильтрации воды.

Кстати, есть на водохранилищах и такие опасные объекты, как защитные дамбы вдоль побережий с напорным водным «фронтом». На этих объектах возможны такие неприятности, как прорыв дамбы и затопление прилегающих территорий. А также — подтопление и затопление территорий вдоль рек и каналов, сток которых перекачивается в водохранилище, особенно, когда прекращается работа насосных станций.

Возможные масштабы затоплений вследствие разрушения днепровских и других плотин оцениваются, по данным Совета по изучению производительных сил Украины НАНУ, таким образом: под воду уйдет один миллион гектаров, 536 населенных пунктов, 470 народнохозяйственных объектов. В волну прорыва также попадут все объекты на воде, а это более 20 тысяч лодок, яхт и судов, пляжи и гидропарки.

— Но ведь можно каким-то образом предупредить беду?

— Для предупреждения гидродинамических аварий все объекты на гидроузлах и водохранилищах находятся под контролем и наблюдением. Там установлена специальная аппаратура и средства слежения, размещенные в специальных галереях. Предусматривается также применение новейших средств квалиметрии и создание автоматизированных систем надзора за безопасностью гидросооружений.

Словом, незачем драматизировать ситуацию на Днепре. Правда, киевский философ Василий Кредо считает, что днепровский каскад является самым опасным объектом на Земле. А вот гендиректор компании «Днепрогидроэнерго» утверждает: сооружения каскада рассчитаны на такой срок эксплуатации, который даже трудно себе представить.

Бывший директор «Укргипроводхоза» Ефим Бакшеев, имевший прямое отношение к проектированию и строительству гидроузлов на Днепре, тоже уверен, что не может быть и речи о разрушении дамб. Ибо они заложены с «пляжным уклоном», когда на каждый метр высоты плотины ее ширина возрастает на 50 метров, а в основе «толщина» дамбы составляет свыше 200 метров. К примеру, ширина по верху Кременчугской плотины сравнима с добрым футбольным полем. Так что земляные и каменные сооружения на Днепре будут стоять тысячи лет.

ЦИФРЫ И ФАКТЫ

Советские специалисты собирались построить еще одну грандиозную плотину – Очаковскую, чтобы перекрыть Днепровско-Бугский лиман. В этот водоем должна была подаваться – через весь юг Украины – еще и дунайская вода. Но возмущенная общественность “тормознула” сей проект века.

Днепровские плотины не только удерживают огромные массы воды высотой 14-39 метров, но и пропускают через себя весь громадный речной сток. К примеру, возле Киева он составляет 1300 кубометров в секунду, а во время наводнений – в 17 раз больше. Паводковый Днепр сравним с великими сибирскими реками – Леной и Енисеем.

Сегодня в акватории Днепровских водохранилищ имеется около 150 тыс. га (или 20%) мелководья с глубинами воды до 2 м, в том числе 70 тыс. га с глубинами до 1 м.

Днепровская вода с помощью каналов трубопроводов поступает в 2,2 тыс. сельских населенных пунктов, в 50 крупных городов, на тысячи предприятий, на четыре атомных электростанции и четыре ТЭЦ. Воду Славутича пьют 22 млн. жителей Украины.

2

Вверх по термометру и вниз. Что происходит с нашей погодой

Может, для кого-то и не стоит нынешняя жара таких эмоций, но наш климат действительно поменялся не в лучшую сторону. Это уже не старые киевляне говорят — это сказала мне в Укргидромете доктор физико-математических наук, завотделом климата и долгосрочных прогнозов погоды УкрНИИгидрометеорологии Вазира Мартазинова. И пусть у нее на проспекте Науки так же жарко, как и везде. Пусть в кабинете Вазиры Файзуловны как раз во время нашей беседы «взорвался» огнетушитель — похоже, от жары, хотя на полу из последних сил крутится старенький вентилятор. Зато методики у нее в отделе самые современные. И свои ответы на мои вопросы она уж никак не приукрашивает.

ВИХРИ ВРАЖДЕБНЫЕ…

— Вазира Файзуловна, а все же, почему телепрогнозы такие разные?

— Сейчас у некоторых каналов свои синоптики. Не долго думая, берут интернетовские данные да и в «голом» виде, без адаптации — в эфир. Кто немецкие данные берет, кто английские — вот вам и разночтения.

— В результате все это выглядит, как гадание на кофейной гуще.

— Ну, у нас не гадание, а модели на математической основе. Рассчитываем, как будет меняться давление. Мы ведь от него и зависим. Сегодня жаркий день, да? Это антициклон, давление очень высокое. А когда циклон и низкое давление — за окном облачность до больших высот. Вам приходилось видеть, как надвигается атмосферный фронт, и все темнеет? Это и есть такой хороший, оформившийся циклон — тут и дожди, и град, и шквалы, и прочие неприятности.

— Циклоны — это вихри?

— И антициклоны тоже. Только крутятся в другую сторону. В атмосфере их очень много. Попадешь в серединку — вот где жарко! — 52 градуса выше нуля, помнится, кто-то обещал в начале лета?

У нас другая беда. Еще сколько-то дней назад среднесуточная температура была 21 градус. А после такого скачка, как сейчас, мы и жару сильнее чувствуем. Вот чем плох стал наш климат — этими «вверх-вниз». Я вам график покажу. Видите, июнь холодный? Потом в конце месяца прогрев и пик — плюс 32 градуса. А вот начало июля. Из холода вышли к 4-му числу. Стало жарко — и вдруг жара упала. Сейчас мы уже во второй ее полосе.

Мои знакомые врачи говорят: если человек все время адаптируется — хорошо для организма, тренируется иммунная система. Но не так же часто да не при таких пиках — мы не успеваем приспособиться!

— А раньше разве так не бывало?

— Раньше один антициклон мог стоять и месяц, и полтора. Сейчас они измельчали, а количество увеличилось — вот нас и трясет. Прогнозировать такие изменения очень сложно. Тем не менее это, в общем, удается. Во всем мире считается, что точность краткосрочных прогнозов удалось довести до 95%. Им уже можно доверять — во всяком случае, больше, чем лет 10—15 назад. Но — прогнозам Гидрометцентра. А вот другим — я бы побоялась. Не знаю, каково мастерство тех синоптиков, что берут прогнозы из Интернета. Но смотрю со стороны — ошибка на ошибке.

ЗОНТИКИ НА РАЗНЫЙ ФАСОН

Сейчас еще люди боятся активного Солнца. Рак кожи и прочее.

— А чего бояться? Пик уже пройден, активность начинает снижаться. Но дело даже не в этом. Мы пришли к выводу, что при высокой солнечной активности больше поле высокого давления. То есть, проще говоря — открытое небо. Нам это не страшно, нас защищает озоновая прослойка. При пониженном давлении, как оказалось, она уменьшается — озон ведь входит в состав атмосферного воздуха, его так же «болтает», как и другие атмосферные образования. Однако в этом случае людей защищают облака. Понимаете? Природа же не глупая, она все очень хорошо устроила.

Несколько лет назад у нас со страхом говорили про озоновые дыры над Арктикой и Антарктидой. Помню даже сообщение, что над некоторыми украинскими городами озоновый слой стал тоньше.

— Слой не может быть тоньше в одном месте. Озон ведь в живой атмосфере находится, где все взаимосвязано. А дыры у полюсов — нормальное явление. Там циркумполярные вихри, когда все до 11 километров и выше вращается в одном направлении. Конечно, должна дыра образоваться, как в любом циклоне. Мы еще в нашем отделе установили, что в годы активного Солнца атмосферные процессы сглажены. Было бы сейчас оно спокойное — вихри, шквалы и ураганы были бы куда сильнее.

— Когда-то известный ученый Чижевский утверждал, что на Земле от солнечных циклов прямо зависят и урожаи, и эпидемии, и много чего еще.

— Да, он это говорил. Но, знаете, это было давно. Климат за эти 50 лет поменялся. При Чижевском засухи были куда страшнее, потому что области высокого давления держались дольше. Отсюда и неурожаи. Сейчас все мельче и быстрей. В феврале бывает плюс 16!

— К тому, что климат поменялся, человек руку приложил?

— Об этом сейчас много спорят. Мое мнение: человечество, конечно, своего добавило. Но считать, что это все решило, нельзя. Имеет место естественный ход событий, глобальное потепление. Резкое изменение температуры воздуха наблюдается во всех регионах. За прошлый век — повышение почти на градус! Это очень много, и это дает страшные последствия: даже в местах, которые считаются экологически чистыми, появились онкологические заболевания.

— Это вы про рак кожи?

— И другие виды рака тоже. Я уверена, что это связано с изменением климата.

— А почему думаете, что связано?

— Ну, идет ведь не просто потепление. Магнитное поле Земли изменилось, поменялись многие другие параметры. Все это еще надо исследовать — геофизикам, метеорологам, астрономам. Выяснить, наконец, что же происходит. Я бы сказала, мы стоим на пороге открытия. Гипотезы уже есть — мы и активностью Солнца занимались, и напряженностью земной коры, и атмосферой. Думаю, во всем «виноваты» планетарные процессы между ядром Земли и космическим пространством.

ДРЕЙФУЕМ К ЕВРОПЕ

— Вазира Файзуловна, может, это действительно планетарные процессы, вам виднее. Но старых киевлян не переубедить: многие уверены, что в городе климат ухудшился после того, как появились водохранилища на Днепре. Влажность выросла…

— Конечно, добавка такая есть. Но — добавка, не больше. А что такое климат Киева? Мы же не можем отделить его от климата Украины. А Украины — от Европы и так далее. Практически за климат Украины всегда отвечали две составляющие: европейская ложбина, где шли неустойчивые процессы, и так называемый сибирский максимум. Морозные «отроги» от него доходили до нас каждой зимой и долго-долго стояли.

— Так мы и по части климата — между Европой и Россией?

— Конечно, это наше классическое — либо те процессы, либо эти. А зима в основном сибирским максимумом и определялась. Но он теперь до нас не дотягивается. А вот европейские процессы, наоборот, оказывают все большее влияние. Получается, мы дрейфуем к Европе. А вообще, киевлянам нечего грешить на свой климат. Он у нас самый лучший. То сухо, то сыро, потому и земля такая цветущая.

ВИД «С ДРУГОЙ СТОРОНЫ»

— Все же ошибки в прогнозах бывают и у профессиональных метеорологов, мы все этому свидетели. Зато время от времени появляются одиночки-любители, дающие «самые точные прогнозы». Как вы к ним относитесь?

— Никак. Они — наблюдатели как бы с другой стороны. По приметам пытаются определить погоду, по фазам Луны, по каким-то своим наблюдениям. Но вот мы берем вырезки из газет и пытаемся проверить их прогнозы так же жестко, как проверяют наши. Ну и что? Отдельные моменты совпадают, и люди, как правило, это запоминают. А когда смотришь по месяцам — точность очень низкая.

В 70-е годы был в Сибири такой Дьяков. Прогнозировал всяческие катаклизмы, скажем, на американском континенте, этим и жил. Но вот наступило жаркое лето 1972 года. Леса горели, дым стоял над городами. Дьяков дал долгосрочный прогноз — обещал сильные морозы на зиму. А морозов-то и не было! Зима оказалась очень теплой… Многие такие прогнозисты не знают метеорологии. А старинные приметы — они сейчас не работают.

— Но если климат поменялся, будут новые приметы. Ведь климат уже установился?

— В том-то и дело, что нет! Мы здесь считаем, что нынешний климат еще будет «дозревать».

А пока нас будет все так же «болтать»?

— Что делать — за это время погодные условия не улучшатся, если не ухудшатся. Не настолько, чтобы паниковать, но все же. Это как человек — вот он бежит, ему надо отдышаться, прийти в себя. Отдохнул — и снова бежит. Другое дело — куда. Вот и с климатом так же: если он станет «бежать» в том же направлении, что и сейчас, потепление, естественно, будет продолжаться. Году к 2030 увидим, что получится. Если глобальная температура будет расти — плохо. Все экстремальные ситуации станут усиливаться. А если процесс повернет назад, то мы в таких условиях уже жили.

Если все пойдет по худшему сценарию — как это будет выглядеть?

— Циклонические образования более компактные, а энергия, по сути, та же самая. Значит, будет много опасных явлений — сильные шквалы, смерчи, ураганы.

Торнадо, как в Штатах?

— Не совсем, там же все это на водной глади формируется, но близко… Пока еще рано что-то говорить. А если все пойдет в сторону понижения — тоже интересно. Может, действительно, вернемся к зиме 40—50-х годов. Во время войны в Украине были сильнейшие морозы, и держались не один день, как сейчас. Вот минус 43 было в Борисполе. Но недолго, потому никто и не запомнил.

http://ukrvedomosti.com.ua/

Комментирование на данный момент запрещено, но Вы можете оставить ссылку на Ваш сайт.

Комментарии закрыты.